KALINA BREST
Питомник декоративных растений

Введите ваш запрос для начала поиска.

Пресса о нас: Вечерний Брест

Прикрой наготу хлорофиллом

Город у нас теперь ландшафтно голый и продолжает раздеваться. Все заинтересовавшиеся недостачей могут, как по автоответчику, выслушать оправдательные речи специалистов. Тут случай тяжелый. Но почему так уныло натуралистична архитектурная нагота новоделов частного сектора? Отгородил полянку, построился в три этажа с черепичной крышей. Ну и прикрой естество конструкций дивными кулисами раскидистых деревьев, душистым кустарником и жизнерадостным плющом! Частный особняк – не сакура, и любование коттеджами в народе как-то не прижилось. А вот зеленые хлорофилловые кущи и хозяину на пользу, и прохожему в радость.

И ведь какие теперь для озеленителей условия! Городской и университетский питомники полны готовых к передсадке редких и привычных растений, рынок просто зашкаливает от множества горшков с укорененным товаром. Правда, товар не простой, а чаще всего рафинированный. Его везут из Польши, где выращивают в салонно-лабораторных, оторванных от реальной растительной жизни условиях. Приживить коммерческого баловня в суровых почвенных буднях удается не всегда. Но раз обозы с евросаженцами идут бесперебойно, значит, у горшочного бизнеса со спросом все в порядке.

Рощу заказывали?

Почему же этот человек, который тоже связал свою судьбу с флорой, пошел таким сложным, непроторенным путем? В пункте продажи на ул. Богданчука у Александра Семьянихина не киоск, а просторное частное подворье. Тысячи емкостей с пятью сотнями наименований деревьев, кустов, лиан, цветов, трав и мхов стоят по всему двору на застеленной мульчей земле. Хозяин размножил и вырастил это поголовье флоры сам. Привозной только маточный материал. Здесь также собрана растительная элита с трудными для запоминания наименованиями, но она не капризна и не избалована. У подножия многих заморских экзотов задиристо топорщатся отечественные сорняки. А зимует вся украшательская рать здесь же, под открытым небом. Где прикрывается соломой, где сдвигается в плотную «отару». Если растение не оправдало доверия и замерзло, с ним больше стараются не связываться – значит, не наш профиль.

Правда, хлопотно? Не нашел мой собеседник версии для прессы, почему ему больше всех нужно. За него, конечно, говорит открытым текстом бурная импульсивная натура. Но в себе такие не очень-то копаются.

Самонадеян, однако: «О растениях я знаю все». Декоративными саженцами Семьянихин занимается 11 лет и говорит, что в Бресте в этом деле был первопроходцем. Ездил по питомникам Польши, учился и постигал ассортимент. У знаменитого ботаника пана Марека перенял премудрости подвоя и привоя и теперь виртуозно прививает сотни экземпляров в год. Что в выбранной конъюнктуре просто необходимо, ведь сейчас в большой моде такие древесные «фасоны», которых иным способом не вырастить: на ровный высокий ствол прививается пышная «шапка» со свисающими ветвями хоть клена, хоть вишни.

Не берусь перечислять названия тех редкостей, которые имеются в ассортименте Семьянихина, - эти мудреные слова мало кому знакомы. А у привычных растений в его питомнике тоже декоративный крен: берез – 5 разновидностей, сирени – 6 видов, 10 сортов. Цветет себе в июне карликовая сирень в горшочке, а пахнет не как положено, а медом. Когда уже «цветок счастья» в наших палисадниках давно пожух.

Пока меня знакомили с хозяйством, на цветущее подворье наведалось несколько покупателей. Кого-то нестандартный продавец отговаривал покупать приглянувшийся товар, кому-то по дружбе уступал подешевле. Каждое растение владелец может раскритиковать в пух и прах – истина дороже. Мы-то, с улицы, приходим и возбуждаемся: ах, какая прелесть! А как-то она, с ее особенностями, у нас приживется? Александру, кажется, не все равно. Не потому ли, в частности, продажные экземпляры в таком множестве засиделись в рассаднике и не вышли в люди? Продает-то он их, поскольку сам выращивает, дешевле, чем таможенные «челноки».

Да нет, частности в понимаемом первопроходцем бизнесе погоды не делают. Важен широкий встречный поток, как в той же Польше, где под девизом «Зелень – это жизнь!» проводятся многочисленные выставки декоративных растений. А этого массового интереса, где каждому горшочному питомцу нашлось бы подходящее место в голом городе, у нашего соотечественника пока нет. Считая себя производственником, Семьянихин мечтает о востребованности в массовом озеленении городов. Были «Дажынкі» с ландшафтным строительством в Кобрине – он обратился к властям со своими предложениями. Оговорил ассортимент, цены предлагаемого посадочного материала. Чиновники покивали головами. Но в итоге, как стало известно озеленителю, город засадили растениями, выращенными… в Польше. Сейчас поставщик белорусского товара предлагает тот же акклиматизированный саженец и на бюджетный бал в Малорите. Думаете, возьмут?

А частник что? Он еще, наверное, колбасы не наелся. Ну, купит одну, не к ночи будь помянуто, тую, посадит у крыльца в качестве дежурного атрибута респектабельности – и исчезнет. И приходится производителю переваливать растущую продукцию из двухлитровой емкости в трехлитровую, и далее по возрастающей. В поселке за городом находится база брестского флориста. Там растения разводят, там же сложился и «пансионат» переросших, не нашедших спроса питомцев. На эту красоту с пользой для души наверняка сворачивали бы шеи брестчане. А так – смотрите только на сайте. «Засидевшиеся» в 45-литровой таре экзоты подскажут, какой транспортабельный саженец во что превратится.

Теплолюбив, но не тепличен

Невостребованность ботанической продукции все же относительна. Если все трудные 11 лет Семьянихин начатое не бросает, значит, видит в данной деятельности смысл. Ее оправдывают постоянные покупатели. Для ценителей изысканного сада предприниматель каждый год расширяет ассортимент. В этом сезоне выросли из пеленок питомника каштан кроваво-красный, 4 сорта бузины, ясень желто-зеленый и т. д. Кустарников же прибавилось 20 разновидностей. А вообще в европейском растительном бизнесе застоя нет. Селекционеры постоянно сотворяют новые сорта флоры, продают свои идеи распространителям. Хочешь разводить – купи лицензию. У некоторых уже, наверное, появился спортивный азарт. Как вам вейгела, цветущая одновременно тремя разноцветиями? Александр недавно приобрел во Франции лицензионный образчик бузины. Разведет это семейство «черных кружев» на выданье – пригласит заинтересованных лиц на смотрины. Не всякий бизнес землю краше делает.

Я думала, он биолог. Но нет – инженер-электронщик. После учебы в Минском радиотехническом институте работал на брестском «Цветотроне» - и диоды лудил, и в мастерах состоял. В известный период бросил «тонущий корабль», перепробовал несколько коммерческих занятий. На растительном царстве остановился.

Сказался не интерес к тычинкам и пестикам, а другое. Так и угадывается компенсация за обложенное снегом детство, если знать, откуда Семьянихин прибыл в Беларусь. А приехал он в 16 лет с Колымы, где проживал в шахтерском поселке близ полюса холода Оймякон. Отец – шахтер, мать – учительница. Конечно, нравы в этом трудовом поселении были очень человечными и восходили к дружескому братству. Иначе в тех условиях не выжить. Природа тоже ублажала добрыми ароматами разнотравья, но лишь два месяца в году. Все в истерическом порыве к теплу быстренько расцветало – и снова снежный плен. Вот и выбрал Александр при вузовском распределении Брест – потому, что тут климат теплее. А на зиму, говорит, в теплые края старается податься.

Участок под строительство своего собственного дома Семьянихин получал от «Цветотрона». Тогда люди не очень-то хотели строиться, так что и в этом деле он был первопроходцем. Дом как дом, а предмет моего интереса – подворье. Когда у человека в руках такая царская пейзажная палитра, он может превратить свой двор в автопортрет.

И вот мы въезжаем в совершенно противоположный городской суете мир. И я узнаю в особняке его хозяина, потому что в усадьбе командует парадом ландшафт. Высокий дом приютился у каскадной стены пихты, а не наоборот. Величественные деревья, альпийская горка, лужайка входят в домашний комплекс на равных с недвижимостью и, по словам Александра, закладывались одновременно с возведением стен. В этом дворе сам собой снимается вопрос об имущественном неравенстве, потому что во главе угла – не козыряющий достаток, а процветающая жизнь и красота.

Но окончательно эстетическое чувство покорил чистый пруд – не больше лужицы, а в нем настоящая лилия. И это не все: в качестве пейзажной изюминки с берега шмякнулась в воду озорная криволапая лягушка. Мне потребовалась минута молчания.

А Семьянихин сказал: «Все запущено, некогда ухаживать…»